Закрыть
Обзор...
Отправить

Вы моможете прикрепить файл общим объемом не более 5 Мб.

Наверх

Герцен Александр Иванович

(1812 — 1870)

Биография

2292
Распечатать

Дата рождения — 25.03 (06.04).1812

Дата смерти — 9 (21).01.1870

Род деятельности: публицист

Жанр: повесть, рассказ, роман

Герцен Александр Иванович (псевдоним — Искандер), русский революционер, писатель, философ и публицист. Родился в семье богатого помещика И. А. Яковлева; мать — немка Луиза Гааг. Брак родителей не был оформлен, и Герцен носил фамилию, придуманную отцом (от нем. Herz — сердце). В 1833 Герцен окончил физико-математическое отделение Московского университета.

Духовное развитие Герцена протекало под воздействием социального опыта декабристов, Июльской революции 1830 во Франции, Польского восстания 1830—1831, под влиянием стихов Пушкина и Рылеева, драм Шиллера, произведений французских мыслителей конца 18 в. В произведениях 30-х гг. («О месте человека в природе», 1832, и др.), свидетельствующих о знакомстве Герцена как с вопросами естествознания, так и с идеями современных ему философских и социальных учений (Сен-Симона, Шеллинга, Кузена и др.), обнаруживается стремление осмыслить единство природы и человека, материи и сознания, эмпирического опыта и рационального мышления.

В университете вокруг Герцена и его друга Н. П. Огарева сложился кружок революционного. направления, в который входили Н. И. Сазонов, А. Н. Савич, Н. М. Сатин, В. В. Пассек и др. В июле 1834 вместе с некоторыми др. участниками кружка Герцен был арестован. В апреле 1835 выслан в Пермь, оттуда в Вятку, где служил в губернской канцелярии. В конце 1837 ему разрешили переехать во Владимир. В мае 1838 Герцен женился на Н. А. Захарьиной. В начале 1840 вернулся в Москву, а в мае переехал в Петербург, где по настоянию отца поступил на службу в канцелярию министерства внутренних дел. В июле 1841 за резкий отзыв в частном письме о полиции выслан в Новгород, где служил в губернском правлении. Идейные и философские искания Герцена в годы ссылки носили социально-религиозные формы, что нашло выражение как в его переписке, так и в философско-беллетристических произведениях той поры («Из римских сцен», 1838, «Вильям Пен», 1839, и др.). Но наряду с этим продолжалось становление и его реалистических взглядов на окружающую действительность. Вернувшись из ссылки (июль 1842) и поселившись в Москве, Герцен принял деятельное участие в борьбе главных направлений общественной мысли: славянофилов и западников, разделяя до середины 40-х гг. позиции последних. Блестящие способности полемиста, колоссальная эрудиция, талант мыслителя и художника дали возможность Герцену стать одной из центральных фигур русской общественной жизни эпохи. В первой половине 40-х гг. Герцен выступил с беллетристическими произведениями, поставившими его в ряд с крупнейшими русскими писателями. Перу Герцена принадлежали и глубокие философские работы, в которых он «... сумел подняться на такую высоту, что встал в уровень с величайшими мыслителями своего времени».

В цикле статей «Дилетантизм в науке» (1842—43), идя далее по пути осмысления единства природы и человека, материи и сознания, трактуя диалектику Гегеля как «алгебру революции», Герцен пытается обосновать закономерность развития человечества к обществу, лишённому антагонизма. По Герцену, этот грядущий мир, царство разума воплотит и осуществит рациональные моменты истории: реализм, преклонение перед природой, свойственное античности, принципы суверенности личности, свободы духа. Такое будущее отождествляется Герцена с социалистическим идеалом. Формой движения к новому миру является, по Герцен, соединение философии с жизнью, науки с массами, воплощающими материальное начало истории. Когда произойдёт такое слияние духа и материи, начнется пора «сознательного деяния». Понятие «деяние» выступает здесь у Герцена как характеристика сущности подлинно человеческой деятельности, возвышающейся как над неосмысленным существованием, так и над бесстрастным занятием наукой, свойственным «цеховым учёным».

В основном философские сочинения «Письма об изучении природы» (1844—45) Герцена развивает идею единства противоположностей преимущественно в методологическом аспекте. Центральная идея этого произведения — настоятельная необходимость ликвидации антагонизма, существующего между естествознанием и философией или, как пишет Герцен, между «эмпирией» и «идеализмом». Говоря так, Герцен ратует за преодоление созерцательности старого, метафизического материализма и естественнонаучное переосмысление принципов активности познания, диалектического мышления, развитых — в идеалистической, спекулятивной форме — Гегелем. Герцен называет «подвигом» разработку Гегелем «методы» науки и призывает учёных-эмпириков воспользоваться ею. Вместе с тем, вопреки Гегелю, Герцен стремится представить природу первичным, живым процессом, «бродящим веществом», а диалектику познания, логику — её продолжением и отражением. Однако даже провозгласив природу «родословной мышления», Герцен всё же не смог до конца решить задачу материалистического переосмысления диалектики Гегеля, задачу создания «новой философии», материалистической по исходному пункту и диалектической по методологии. Пойдя «... дальше Гегеля, к материализму, вслед за Фейербахом», Герцен, по словам Ленина, «... вплотную подошел к диалектическому материализму и остановился перед — историческим материализмом» (там же). Закономерность исторического развития Герцен искал в объективных условиях жизни человеческого общества. К противоречиям, лежащим в основе общественного развития, Герцен относил внутреннюю борьбу между привилегированными и угнетёнными классами и конфликты между личностью и средой. Однако классы он различал не по их отношению к средствам производства, а лишь по различию в имущественном положении. Движущей силой истории Герцен считал народ. Своё мировоззрение в 40-х гг. Герцен назвал реализмом. Он пришёл к нему через идеализм и романтизм 30-х гг. Реализм в его понимании охватывал разные области бытия: утверждение материалистической философии, демократических и революционных общественных идеалов, новой морали нового человека. Формирование гуманной свободной личности, которая стремится к преобразованию общества на разумных началах, он считал основной задачей воспитания.

Литературу Герцен рассматривал как отражение общественной жизни и вместе с тем как действенное средство борьбы с самодержавной действительностью. «У народа, — писал он, — лишенного общественной свободы, литература — единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать крик своего возмущения и своей совести» (Собрание соч., т. 7,1956, с. 198). Антикрепостническим пафосом проникнуты его повести «Доктор Крупов» (1847), «Сорока-воровка» (1848) и роман «Кто виноват?» (1841—46) — один из первых русских социально-психологических романов. В центре романа — страстный протест против крепостничества, подавляющего человеческую личность. Только через десятилетие, в 1856, Тургенев создаст образ Рудина — прямого преемника герценовского Бельтова. В соотношении «лишнего человека» Бельтова с др. персонажами романа отразились философские идеи Герцена. Намеченное в статьях «Дилетантизм в науке», разработанное в «Письмах об изучении природы» противопоставление призрачного идеализма и эмпирического знания воплощено в основных персонажах — Круциферском («Кто виноват?») и Крупове («Доктор Крупов»). Философские, публицистические, беллетристические произведения Герцена связаны не только общей системой идей, но и единством языка, художественной манеры. Для стиля Герцена характерны лексическая пестрота, сочетание разговорного языка с естественнонаучной терминологией.

В конце 40— начале 50-х гг. преобладающим стилем произведений Герцена становится лирическая публицистика. Оценивая социально-политические факты современности, она раскрывает и личность автора, с лирической прямотой рассказывающего о себе, о своём духовном опыте.

В 1847 Герцен с семьей уехал за границу. В первые же месяцы жизни в Париже в «Письмах из Avenue Marigny» (1847) Герцен дал критическую оценку буржуазного мира. Поражение Революции 1848 во Франции, очевидцем и участником которой был Герцен, привело его к пересмотру некоторых основных положений философской концепции 40-х гг. Герцен отказывается от идей разумности истории, неодолимости прогресса человечества, которые прежде в общем разделял, резко критикует разного рода социальные утопии и романтические иллюзии («С того берега», 1847—1850, и др.). В своей критике Герцен доходит до скептицизма и пессимизма, ставя под сомнение способность человеческого сознания, науки верно отразить и предвидеть направление исторического движения. Ошибочно оценив Революцию 1848 как неудавшуюся битву за социализм, Герцен разочаровался в возможностях Запада и дальнейшие перспективы общественного развития связывал с Россией. По словам Ленина, «духовная драма Герцена была порождением и отражением той всемирно-исторической эпохи, когда революционность буржуазной демократии уже умирала (в Европе), а революционность социалистического пролетариата еще не созрела» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 21, с. 256), это был крах «... буржуазных иллюзий в социализме» (там же). В 1849 Герцен опубликовал статью «Россия», в которой впервые сформулировал свои взгляды на сельскую общину. В последующие годы разработал теорию «русского социализма», став одним из основоположников народничества. В основу теории Герцена легли идеи социалистического переустройства общества на основе крестьянской общины, минуя этап капиталистического развития. Герцен полагал, что «человек будущего в России — мужик, точно так же, как во Франции работник» (Собр. соч., т. 7,1956, с. 326). Теория ««русского» социализма» в действительности не содержала, по словам Ленина, «... ни грана социализма», но в своеобразной форме выражала революционные стремления русского крестьянства, его требования полностью уничтожить помещичье землевладение. К началу 50-х гг. в основном сложились взгляды Герцена на русский исторический процесс. С наибольшей полнотой они были сформулированы Герценом в книге «О развитии революционных идей в России» (1850), освещавшей как русскую историю, так и историю развития русского освободительного движения.

В 1849 Герцен переехал в Женеву (Швейцария). Участвовал в издании газеты Прудона «Голос народа». В 1850 поселился в Ницце, где сблизился с деятелями итальянского освободительного движения. В том же году на требование царского правительства вернуться в Россию ответил отказом. В мае 1852 умерла жена Герцена. В августе того же года он переехал в Лондон, где основал (1853) Вольную русскую типографию для борьбы с крепостничеством и царизмом. Первые два года, не получая материалов из России, печатал свои произведения («Юрьев день! Юрьев день», «Поляки прощают нас!», «Крещеная собственность» н др.). В начале 50-х гг. Герцен начал работать над произведением «Былое и думы» (1852—68, 1-е полное издание 1919—20), которое явилось вершиной художественного творчества Герцена. Среди автобиографий мировой литературы оно выделялось совершенством художественной формы, глубиной мысли, революционным содержанием, широтой охвата действительности. «Былое и думы»— эпопея и исповедь, вместившая Россию и Запад, идейно-политическую борьбу 30—60-х гг., философские раздумья и быт, историю общественной мысли и интимный мир человека. В «Былом и думах» завершается эволюция герценовского стиля; здесь Герцен пользуется метафорами, достигая в немногих строках большой концентрации социально-политического и философского содержания.

С 1855 Герцен начал издавать альманах «Полярная звезда», который получил широкое распространение в России. В 1856 в Лондон переехал Огарев. В 1857 Герцен и Огарев приступили к изданию «Колокола» — первой русской революционной газеты. «Герцен, — писал В. И. Ленин, — создал вольную русскую прессу за границей — в этом его великая заслуга... „Полярная звезда» подняла традицию декабристов. „Колокол» (1857—1867) встал горой за освобождение крестьян. Рабье молчание было нарушено» (там же, с. 258—59). Программа «Колокола» на первом этапе (1857—1861) содержала общедемократические требования: освобождение крестьян с землёй, общинное землевладение, уничтожение цензуры и телесных наказаний. Либеральные иллюзии, свойственные Герцену в отдельные годы, нашли отражение на страницах «Колокола». После реформы 1861 Герцен резко выступил против либерализма, опубликовал в «Колоколе» статьи, разоблачающие реформу, прокламации и др. документы революционного подполья. Широкое распространение «Колокола» в России способствовало объединению демократических и революционных сил, созданию в России революционной организации «Земля и Воля». В период Польского восстания 1863—64 Г., понимая бесперспективность и обречённость движения, счёл вместе с тем нужным выступить в защиту Польши. «Мы, — писал он, — спасли честь имени русского — и за это пострадали от рабского большинства» (Собр. соч., т. 27, кн. 2, с. 455). Либеральная читательская аудитория отхлынула от «Колокола», тираж его сократился в несколько раз. Перенесение издания из Лондона в Женеву не поправило дела, т. к. молодая эмиграция, сосредоточенная там, не нашла общего языка с Герценом. В 1867 издание «Колокола» было прекращено. В 50— 60-е гг. продолжается развитие и материалистического мировоззрения Герцена. В этот период, уделяя особое внимание проблеме личности и общества, Герцен выступал резким критиком как буржуазного индивидуализма, так и уравнительной утопии (Бабёф, Кабе и др.). Стремление избежать крайностей как фатализма, так и волюнтаризма выражается в глубоких раздумьях Герцена над проблемой общественной закономерности. Пытаясь понять историю как «... свободное и необходимое дело» человека (там же, т. 20, кн. 1,1960, с. 442), Герцен развивает идею единства среды и личности, исторических обстоятельств и человеческой воли, пересматривает своё прежнее понимание перспектив исторического развития Европы. В заключительных главах «Былого и дум», цикле очерков «Скуки ради» (1868—69), в повести «Доктор, умирающий и мёртвые» (1869) он ставит вопрос о «современной борьбе капитала с работой». Скептицизм Герцена был формой поисков правильной социологической теории. Вершиной этих поисков и теоретическим завещанием его стала последняя работа — письма «К старому товарищу» (1869). Они адресованы М. А. Бакунину и направлены против его крайней революционности: призывов к уничтожению государства, немедленному социальному перевороту, полной свободе, требованию не «учить народ», а «бунтовать его». Нельзя, полагал Герцен, звать массы к такому социальному перевороту, потому что насилием и террором можно расчистить место, но создать ничего нельзя. Чтобы создавать, нужны «идеи построяющие», нужна сила, нужно народное сознание, которого также нет, ибо народ пока ещё внутренне консервативен. «Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри» (там же, кн. 2,1960, с. 590). Прежде нужно из мира нравственной неволи выйти «в ширь понимания, в мир свободы в разуме». Ведь обойти процесс понимания так же невозможно, как обойти вопрос о силе, а социальному перевороту «... ничего не нужно, кроме пониманья и силы, знанья и средств» (там же, с. 580). Пока их нет, нужна пропаганда. «Наша сила, — писал Герцен, — в силе мысли, в силе правды, в силе слова, в исторической попутности...» (там же, с. 588). Силу пропаганды и организаций увидел Герцен и в «Международных работничьих съездах». Определяя место, которое занял Герцен в русском революционном движении, Ленин писал в ст. «Памяти Герцена»: «Чествуя Герцена, мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала — дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 21, с. 261).

Последние годы Герцен жил в разных городах Европы (Женева, Канн, Ницца, Флоренция, Лозанна, Брюссель и др.). Умер в Париже, похоронен на кладбище Пер-Лашез. Впоследствии прах Герцена был перевезён в Ниццу.

свернуть

Произведения

Рекомендуем приобрести

0

(0 голосов)

голосовать

Подробнее

Ужасно:

Плохо:

Средне:

Хорошо:

Отлично:

0 чел.

0 чел.

0 чел.

0 чел.

0 чел.